На Камчатку не за лососем

0
19

Рыбалка на Камчатке в представлении многих, наверняка, связана с лососевыми. Царь-рыба среди них это чавыча, для которой 5-10 килограммов – «детский» вес. А далее – кижуч, кета, нерка, горбуша, сима, кумжа, голец. Это действительно главные объекты ловли для человека со спиннингом и удочкой, способные подарить ему незабываемые минуты и часы, вызвать бурю эмоций

На Камчатку не за лососем

Фото: active.lviv.ua.

Но на полуострове можно потешить душу и другими трофеями, которыми как-то не принято гордиться.

Возможно, по той простой причине, что эту рыбу мы чаще, чем другую, видим на витринах магазинов.

Речь идет о морском окуне и камбале.

Они, как известно, не заходят подобно лососевым в реки и озера.

Их можно поймать только непосредственно на море.

А ведь, согласитесь, каждому рыболову соблазнительно иметь возможность сказать в кругу друзей: а однажды на Тихом океане я ловил…

И вот во время одной из командировок на Камчатку председатель коллектива военных охотников пригласил меня принять участие в морской рыбалке, которая, по его словам, займет всего-то три-четыре часа.

Имелся в виду не какой-то дальний поход по безбрежным океанским просторам, а с десяток минут хода на катере по Авачинской бухте.

«Авача», как о ней говорят камчадалы, – уникальнейшее явление природы, она словно специально создана Всевышним по заказу моряков. Более удобное место для базирования военных кораблей, пассажирских, рыболовецких и иных судов вряд ли можно придумать. Не случайно именно на берегах бухты заложили наш предки Петропавловск-Камчатский, форпост России на ее восточных рубежах.

Авача вклинивается в материк километров на двадцать пять, достигая в ширину десять. А «ворота» в открытый океан довольно узкие, порядка трех километров. Такая конфигурация в сочетании с очень удобными для стоянки судов заливами по берегам бухты создает почти идеальные условия для базирования всех видов плавсредств. Обеспечивает их защиту от штормов, а также уменьшает опасность потерь в случае нападения агрессора. При необходимости «ворота» можно надежно закрыть минными заграждениями.

…Это была рыбалка, предусмотренная планом работы КВО. Как я потом убедился, в этой военно-морской части был деятельный, пользующийся авторитетом коллектив военных охотников. Командование поддерживало его во всех добрых начинаниях, в том числе и в организации коллективных выездов на рыбалку, выделяя для этого довольно вместительный и по-своему комфортабельный катер – с каютой, камбузом и, извиняюсь, гальюном.

В шесть утра тем августовским днем я был на пирсе, куда уже пришвартовался катер. К тому времени собралась почти вся команда – десять человек. Признаюсь, меня смутила экипировка рыболовов – ни спиннингов, ни удочек. Я недоумевал: на что же они собираются ловить? Все прояснилось, когда Иван Николаевич, председатель КВО, развернул сверток из легкого брезента и вручил мне снасть.

Читайте материал "Владение оружием: власть должна научиться доверять своему народу"

Это была обыкновенная палочка с двумя прикрепленными к ней изолентой крючьями и намотанной на них довольно толстой леской – 0,5 мм. К концу лески было привязано тяжелое, граммов на двести, свинцовое грузило, чуть выше – два поводка сечением 0,3 мм с большими крючками, на какие в центральной части страны ловят окуней-горбачей.

Столь примитивный характер снасти объясняется, думаю, не уровнем благосостояния ее владельца, хотя вряд ли служивый люд, даже на Камчатке с ее двойным коэффициентом по зарплате, может себе позволить покупку суперснасти. Скорее всего, главную роль тут играл психологический фактор: вот, мол, у нас какая рыбалка: и на «палку» можно обловиться.

И в общем-то я имел возможность убедиться, что такое простейшее орудие лова в подобных ситуациях предпочтительнее каких-то накрученных.

Спиннинг здесь вообще был бы лишним по двум соображениям. Первое: дальние забросы не нужны, так как леску с грузом на глубину 5-8 метров опускают непосредственно с борта катера. Второе: с обоих бортов стоят рыболовы, удилищем спиннинга не размахнешься без риска кого-нибудь зацепить.

…Становимся на якорь метрах в пятидесяти от «Трех братьев», откуда уже отчетливо просматривается выход в открытый океан. И здесь не обойтись еще без одного комментария. «Три брата» стоят в одном ряду с такими символами Камчатки, как Долина гейзеров, вулканы. Это три поднимающиеся со дна бухты скалы – метров на 15-20 над водой. Расстояние между ними чуть побольше.

Какие природные силы и когда взметнули ввысь эти каменные глыбы, причем довольно правильной формы? Ответ на эти вопросы в литературе найти не удалось. Возможно, их происхождение связано с тем, что Камчатский полуостров – зона активной вулканической и сейсмической деятельности. Но в любом случае, согласитесь, эта загадочность, экзотичность увиденного у «Трех братьев» придает рыбалке особую привлекательность и романтичность.

Читайте материал "Тайна озера Бездонного"

Итак, стоп машина, якорь брошен. Шеф, то бишь председатель КВО, дает мне несколько кусочков мяса, обыкновенной говядины, по два-три грамма каждый. По примеру соседей нанизываю их на крючки и разматываю леску. Едва грузило достигло дна, почувствовал довольно сильный рывок. Подсекаю…

Ого! В глубине трепыхается что-то солидное – не гигант, но и явно не малек. С небольшим напряжением, но без особых усилий выбираю леску. Сердце забилось учащенно: близится особый миг, на моем счету должен появиться первый трофей морской рыбалки. А вот и он – морской окунь, терпуг. Разинул пасть, растопырил жабры – настоящее чудо-юдо. По внешнему виду явно проигрывает своему пресноводному собрату, матросику с отливающей изумрудом полосатой чешуей, рубиновыми плавниками. По весу – около килограмма. Примерно такие же ловились в дальнейшем. Видно, «обслуживала» нас одна стая.

Поклевки следовали одна за другой. Нередко рыбины садились сразу на оба крючка, что, конечно, усиливало остроту ощущений. Все ловили с равной интенсивностью. Окуни хватали наживку, как голодные собаки. Ни о каких ухищрениях со стороны рыболова говорить не приходится. Поистине, «палка» здесь в полной мере оправдывала себя. Примерно через час такой монотонный процесс стал надоедать, И вот уже стали раздаваться голоса: «Пойдем на камбалу!»

Оказалось, морская курица у «Трех братьев» не ловится. Место ее обитания – противоположный по отношению к Петропавловску-Камчатскому скалистый берег.

Десять минут хода и мы у цели. Та же снасть, та же наживка. Чуть менее активный клев. Но скучать не приходилось. А восторгов даже больше, особенно у меня. В восприятии сугубо пресноводного рыбака, камбала, подобная трепыхающемуся куску фанеры, выглядит еще более экзотичной, чем морской окунь.

Не сразу и определишь, где искать крючок у этого существа, рот у которого, как и у всякой донной рыбы, расположен с одной стороны плоского туловища. Однако эта небольшая премудрость вскоре была разгадана и процесс пошел.

В отличие от первого места, клевали рыбины разного калибра – от 0,5 до 1,5 кг. Морская курица сопротивляется заметно активнее по сравнению с окунем. А если садится на оба крючка, то тут уже получаешь такую дозу адреналина, что большего и желать не надо.

Мы ловили камбалу темного цвета. Это «каменушка». А есть еще «песчанка», в ней больше желтизны, и другие виды.

Читайте материал "За трофеями на Камчатку"

…Тем временем со стороны камбуза стал распространяться аромат жареной рыбы. А вот звучит и приглашение к обеду. Он состоял из двух блюд: окунь жареный и, соответственно – камбала. И то и другое буквально таяло во рту. Да и может ли быть невкусной рыба, только что извлеченная из глубин. Да если еще предлагается тост за твое боевой крещение на морской рыбалке.

Но справедливости ради замечу: рыба, только что пойманная где-нибудь на Рыбинке или, скажем, на озере Шлино, что в Новгородской области, ничуть не хуже. Даже без тоста.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

восемнадцать − 10 =