Герой «Чернобыля»: мать пожарного Василия Игнатенко о том, каким он был в жизни

0
51

Герой "Чернобыля": мать пожарного Василия Игнатенко о том, каким он был в жизни

Татьяна Игнатенко с наградами сына и газетными вырезками о нем

4 июня вышел последний эпизод сериала «Чернобыль», где в пяти сериях были воссозданы дни чернобыльской катастрофы и ее последствия. Сериал уже стал одним из главных событий 2019 года, почти у всех его героев есть реальные прототипы. Одним из таких героев был пожарный Василий Игнатенко. Он тушил пожар на станции в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года, а 13 мая умер в Москве от острой лучевой болезни. Би-би-си встретилась с матерью пожарного — Татьяной Игнатенко и с писательницей Светланой Алексиевич, которая сделала историю Игнатенко и его жены Людмилы одной из центральных в своей книге «Чернобыльская молитва».

Березино — районный центр в 100 километрах от Минска. Здесь живет 80-летняя Татьяна Игнатенко — мать пожарного Василия Игнатенко. В апреле 1986 года он тушил огонь на Чернобыльской АЭС и скончался вскоре от лучевой болезни.

История Василия Игнатенко, рассказанная его женой Людмилой — она прорвалась к нему в больницу и была с ним до смерти, — одна из центральных в книге Светланы Алексиевич «Чернобыльская молитва». В сериале «Чернобыль» эта история была рассказана еще раз.

  • Настоящий «Чернобыль». Жизнь в «мертвом лесу»
  • «Чернобыль» от HBO, ТНТ и других: почему все вдруг вспомнили о катастрофе?
  • Крейг Мазин: Чернобыль показал худшие черты системы и лучшее, что есть в людях

Британский актер Адам Нагаитис, сыгравший белорусского пожарного в сериале, сделанном американской HBO и британской компанией Sky Atlantic, рассказывал, что изучал своего героя по «Чернобыльской молитве».

«Чернобыльскую молитву» читала и Татьяна Игнатенко. Она говорит, что там «все так», как и было. Обсуждаемый всеми сериал не смотрела — за легальный просмотр надо платить, а это слишком дорого. Мы показали Татьяне Игнатенко трейлер «Чернобыля», сцены и скриншоты, где Нагаитис играет ее сына.

«Может, и похож. Только подбородок совсем не Васин, — разглядывает изображения женщина. — И в спецодежде пожарного я сына никогда не видела».

Над диваном в парадной комнате маленькой квартиры висит рисованный портрет ее сына. Конечно, он не похож на героя сериала.

Герой "Чернобыля": мать пожарного Василия Игнатенко о том, каким он был в жизни

«Похож — не похож, а это все надо рассказывать. Люди привыкли и забыли, а, может, и не знали про все», — говорит мать пожарного.

* * *

Татьяне Игнатенко исполнилось 80 лет этой весной. В апреле 1986-го у нее, 47-летней, была большая семья: муж, четверо детей; самой младшей из них, Наташе, тогда исполнилось 14 лет.

В начале 1980-х семья отстроила новый дом в деревне Сперижье Гомельской области.

«Дом был — просмоленный, золотистого цвета! И улица у нас была — вся в цветущих палисадниках. Нигде потом, где бы жилье ни предлагали, не видела такой красоты», — вспоминает женщина.

В 1986 году деревня оказалась в зараженной зоне, ее расселили. Через пару месяцев после эвакуации дом семьи Игнатенко сгорел вместе с несколькими соседними. «Пожухлое все стало, заброшенное — может, кто-то бросил окурок…», — говорит Татьяна Игнатенко.

Герой "Чернобыля": мать пожарного Василия Игнатенко о том, каким он был в жизни

Media playback is unsupported on your device

Василий из “Чернобыля”. Мать погибшего пожарного Игнатенко о своем сыне

Она вспоминает, что в эвакуированную зону возвращалась летом и осенью 1986 года много раз — там оставались колхозные животные (всю личную живность люди, проводившие эвакуацию, забрали и увезли на грузовых машинах). Жители деревни, тем не менее, приезжали убирать колхозные поля: лен, картошку, свеклу. Все это, говорит Игнатенко, забирали в государственные продовольственные фонды; куда эти продукты делись потом, она не знает.

В 1986 году семья Игнатенко на свои сбережения много раз ездила в Москву — сначала пытаясь поддержать в больнице сына, а потом на его похороны. Василий, работавший пожарным в Припяти, был в первой вахте, которая приехала тушить пожар на АЭС.

* * *

Татьяна Игнатенко теперь говорит: «Я не знаю, как бы он поступил в наше время, зная все то, что мы знаем, но тогда он не мог отказаться. Они молодые были хлопцы, горячие: кто, если не мы!»

Герой "Чернобыля": мать пожарного Василия Игнатенко о том, каким он был в жизни

Из семейного альбома Татьяны Игнатенко

В пожарные Василий Игнатенко попал за семь лет до этого — по призыву. Срочную армейскую службу проходил в пожарной части в Москве.

«Закончил службу — хочу, говорит, только в пожарные. Отец ему: да иди на работу в колхозе — водителем, трактористом. Или в городе что найди. А Вася раз — и как перелез моментально через высоченный забор: вот как могу! И отец смирился», — рассказывает Татьяна Игнатенко.

Незадолго до аварии вдруг, приехав домой, Василий принялся мастерить скамейку — чтобы несколько человек могли посидеть у двора. «»Вот, память обо мне останется», — говорит. Я возмутилась: «Чего говоришь? При чем тут память?»» — вспоминает его мать.

Похоронив сына, Татьяна Игнатенко вывезла эту скамейку с собой — несмотря на то, что с собой брать что-либо им еще при эвакуации запрещали. Сейчас она так и стоит на ее даче — у небольшого домика в соседней деревне.

«Фонит» ли скамейка, семья не проверяла. «Был у нас дозиметр, и [младшая дочь] Наташа в МЧС работала, но скамейку мы не проверяли никогда. Зачем? » — вздыхает она.

Она вспоминает и другие совпадения из тех времен. 13 марта 1986 года Василию исполнилось 25 лет. Через два дня, 15-го, отмечали дату с родными и друзьями, и сын вдруг сказал: «Вот прожил 25 лет — и достаточно».

Умер Василий Игнатенко после острой лучевой болезни 13 мая. Хоронили его 15 мая — ровно через два месяца, после того как он произнес те слова на своем празднике.

* * *

Жену Игнатенко Людмилу, его мать Татьяну и других родственников погибших при тушении пожара спецслужбы СССР допустили только на похороны.

Герой "Чернобыля": мать пожарного Василия Игнатенко о том, каким он был в жизни

Мемориал ликвидаторам аварии в Чернобыле на Митинском кладбище в Москве

«Был сначала цинковый гроб, потом деревянный — я не знаю, там Вася был или камней наложили. Не видела я сына в гробу», — говорит сейчас Татьяна Игнатенко.

Кроме ее сына на кладбище в московском районе Митино похоронено еще 28 человек — шестеро пожарных, работники станции.

Только через пять или шесть лет Людмила Игнатенко сказала своей свекрови, что в могиле, в ногах ее сына, похоронена еще и ее внучка. Людмила была беременна, когда ухаживала за мужем в больнице. Девочка прожила только четыре дня. Мама успела назвать ее Наташей.

Через девять лет после Чернобыля умер отец Василия — Иван Тарасович Игнатенко. Ему не было и шестидесяти.

Татьяна Игнатенко похоронила мужа в той самой деревне Сперижье, где она выходила за него замуж и где у них был дом золотистого цвета.

В 1986 году старшая сестра Василия — Людмила — пыталась стать донором спинного мозга для брата. Операцию она пережила тяжело. Четыре года назад она умерла от онкологического заболевания.

Властями СССР Василий Игнатенко посмертно был награжден орденом Красного Знамени. В 1996 году власти Украины наградили его знаком отличия президента — крестом «За мужество». В 2006 году ему присвоили звание Героя Украины.

Герой "Чернобыля": мать пожарного Василия Игнатенко о том, каким он был в жизни

Могила Василия Игнатенко на Митинском кладбище

Звания Героя Беларуси у Василия Игнатенко нет. Его мать говорит, что давным-давно передала в Минск, «в самый высший наградной отдел», все необходимые документы, но где-то там они и «затерялись».

Светлана Алексиевич: «Меня поразила привязанность человека к обычному ходу вещей»

Белорусская писательница Светлана Алексиевич, получившая Нобелевскую премию, помимо других произведений, и за «Чернобыльскую молитву», рассказывает, что с матерью и другими родственниками Василия Игнатенко она знакома. Они несколько раз встречались.

Писательница вспоминает, что вышла на семью Игнатенко через публикацию в одной из советских газет того времени. Там было написано примерно так: семья потеряла сына при аварии на ЧАЭС, но вывозит из зоны отселения запрещенные к перемещению личные вещи и «банки-закатки» с огурцами.

«И меня поразила привязанность человека к обычному ходу вещей. Я знала о картине первых дней отселения: вот бабка идет, а ее патрулирует милиционер. А бабка не может понять, почему она должна выбросить в яму выращенные у дома огурцы, яйца, вылить молоко — оно же такое, как всегда! — рассказывает Би-би-си Алексиевич. — Вот из-за этой детали я и решила искать. Я не знала историю этой семьи, о ней не было написано. Но я вышла на Люсю [Людмилу Игнатенко]»…

«По моим книгам сделано фильмов восемь уже, — говорит Светлана Алексиевич. — Делали европейские фильмы — и ведь неплохие режиссеры. Но только вот этот фильм раз — и остановил внимание людей. Я посмотрела. Для меня — как человека отсюда и человека, работающего с этим материалом, — особых открытий и потрясений нет. Но я отдаю должное профессионализму, точным акцентам и фокусу на человеческое потрясение».

(Фото Татьяны Януцевич)

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

один × один =